+7 (495) 332-37-90Москва и область +7 (812) 449-45-96 Доб. 640Санкт-Петербург и область

Требование к заемщику в случае банкротства цессионария

Требование к заемщику в случае банкротства цессионария

Главная Документы Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации. Недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке права требования , не влечет недействительности этого соглашения. Недействительность данного требования является в соответствии со статьей Гражданского кодекса Российской Федерации основанием для привлечения цессионарием к ответственности кредитора, уступившего требование. Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании суммы основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с неисполнением ответчиком обязательства по оплате полученного по договору купли-продажи недвижимого имущества.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как объявить себя банкротом в 2020 году?

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

ВС: Для инициирования банкротства не обязательно решение суда, подтверждающее задолженность

Главная Документы Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации. Недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке права требования , не влечет недействительности этого соглашения.

Недействительность данного требования является в соответствии со статьей Гражданского кодекса Российской Федерации основанием для привлечения цессионарием к ответственности кредитора, уступившего требование.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании суммы основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с неисполнением ответчиком обязательства по оплате полученного по договору купли-продажи недвижимого имущества.

В обоснование заявленных требований истец указал, что право требования платежа перешло к нему во исполнение соглашения об уступке права требования , заключенного с закрытым акционерным обществом, являвшимся продавцом по указанному договору. Возражая против удовлетворения иска, ответчик сослался на недействительность сделки уступки права требования , полагая, что недействительность обязательства, в содержание которого входит уступаемое право требование , влечет за собой также и недействительность сделки уступки.

Согласно материалам дела договор купли-продажи недвижимости, цена которой составляла более пяти процентов балансовой стоимости активов закрытого акционерного общества, был заключен данным обществом после введения в отношении него процедуры наблюдения.

При этом сделка была совершена обществом в отсутствие согласия временного управляющего, то есть с нарушением предписания, установленного абзацем вторым пункта 2 статьи 64 Федерального закона "О несостоятельности банкротстве ". Указанное нарушение явилось основанием для признания арбитражным судом по другому делу договора купли-продажи недвижимости недействительным на основании статьи Гражданского кодекса Российской Федерации далее - ГК РФ, Кодекс и применении последствий его недействительности.

Суд, согласившись с доводами ответчика, в удовлетворении иска отказал, указав в мотивировочной части решения следующее. При этом недействительность уступаемого требования влечет недействительность как сделки по передаче данного требования, так и соглашения, во исполнение обязательства по которому данная уступка совершается. Суд кассационной инстанции, оставляя решение арбитражного суда первой инстанции в силе, изменил мотивировочную часть судебного акта, указав следующее.

Совершение сделки уступки права требования представляет собой исполнение цедентом возникшего из соглашения об уступке права требования обязательства по передаче цессионарию права требования.

В соответствии со статьей ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода права.

Поскольку у закрытого акционерного общества в силу недействительности договора купли-продажи недвижимости отсутствовало вытекающее из данного договора право требования к ответчику осуществления платежа за переданный объект недвижимости, то это право не могло перейти к истцу.

Следовательно, закрытым акционерным обществом обязательство продавца по передаче права требования , возникшее из договора купли-продажи имущественного права, не исполнено и он несет ответственность перед цессионарием на основании статьи ГК РФ. По смыслу данной статьи Кодекса передача недействительного требования рассматривается как нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, вытекающих из соглашения об уступке права требования.

При этом под недействительным требованием понимается как право требование , которое возникло бы из обязательства при условии действительности сделки, так и несуществующее например, прекращенное надлежащим исполнением право.

Из положений статьи ГК РФ вытекает, что действительность соглашения об уступке права требования не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору.

Неисполнение обязательства по передаче предмета соглашения об уступке права требования влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право. Поэтому вывод суда о недействительности соглашения об уступке права требования является ошибочным. Уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании задолженности по кредитному договору, процентов за пользованием кредитом и применении мер ответственности за несвоевременный возврат кредита и уплату процентов. В обоснование требований истец сослался на уступку ему банком прав кредитора по кредитному договору.

Определением суда к участию в деле в качестве третьего лица привлечен банк. Согласно материалам дела между ответчиком и банком существовали кредитные отношения. Ввиду неисполнения заемщиком своих обязательств по договору банк уступил принадлежащие ему к ответчику требования обществу с ограниченной ответственностью, не являющемуся кредитной организацией.

Суд, признав соглашение об уступке права требования ничтожным, в иске отказал, исходя из следующего. В силу положений статей 1 и 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" исключительное право осуществлять в совокупности операции по привлечению денежных средств физических и юридических лиц во вклады и размещению указанных средств от своего имени на условиях возвратности, платности, срочности принадлежит только банку.

Исключительность указанного права не допускает передачу банком прав по кредитному договору другому лицу, не являющемуся банком и не имеющему лицензии Центрального банка Российской Федерации на осуществление указанных банковских операций. Судом было также указано, что уступка банком прав кредитора по кредитному договору нарушает как баланс интересов участников кредитного обязательства, так и права вкладчиков кредитных учреждений. Кроме того, по мнению суда, кредиторами по кредитным договорам согласно пункту 1 статьи ГК РФ могут быть только банки или иные кредитные организации.

Полагая, что при изложенных обстоятельствах уступка права требования не допускается, суд, руководствуясь положениями статьи и пункта 1 статьи ГК РФ, сделал вывод о ничтожности соглашения об уступке права требования.

Обжалованное в кассационную инстанцию решение суда было отменено, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям. Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. Уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности".

Из названной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. По смыслу данного Закона с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни Закон, ни статья ГК РФ не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией. Суд кассационной инстанции отверг и довод суда о том, что заключение спорного соглашения нарушает права вкладчиков.

Согласно пункту 3 статьи Кодекса договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права требования. Как следовало из материалов дела, за уступленное требование банк в соответствии с соглашением об уступке права требования получил встречное имущественное предоставление от цессионария. Таким образом, вывод суда о ничтожности спорного соглашения основан на неправильном применении норм материального права.

Поскольку судом не проверялся размер заявленных исковых требований, дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Уступка страховщиком по договору имущественного страхования права требования , полученного в порядке суброгации статья ГК РФ , лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности, не противоречит законодательству. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу причинителю вреда о взыскании ущерба в пределах выплаченного потерпевшему страхователю на основании договора имущественного страхования страховой компанией страхового возмещения.

Как следовало из материалов дела, право на взыскание ущерба перешло к истцу на основании соглашения об уступке права требования , заключенного со страховщиком, который данное право получил в порядке суброгации статья ГК РФ. Решением суда в удовлетворении заявленного требования было отказано. Суд, оценив отношения между истцом и страховщиком, пришел к выводу о ничтожности заключенного между ними соглашения об уступке права требования.

По мнению суда, в соответствии со статьей ГК РФ в качестве страховщиков договоры страхования могут заключать только юридические лица, имеющие разрешения лицензии на осуществление страхования соответствующего вида. Истец подобной лицензии не имеет, в силу чего он не может быть кредитором по обязательству, право требование из которого явилось предметом соглашения между ним и страховой компанией. Кроме того, уступка указанного права требования нарушает также нормы Федерального закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации".

Так, в соответствии с абзацем первым пункта 2 статьи 6 данного Закона страховщики осуществляют оценку страхового риска, получают страховые премии страховые взносы , формируют страховые резервы, инвестируют активы, определяют размер убытков или ущерба, производят страховые выплаты, осуществляют иные, связанные с исполнением обязательств по договору страхования, действия.

По мнению суда, уступка требования, полученного в порядке статьи Кодекса, увеличивает убытки страховщика, что снижает его финансовую устойчивость и размер страховых резервов. Постановлением суда кассационной инстанции решение суда было отменено, дело передано на новое рассмотрение. Суд кассационной инстанции указал, что вывод суда о ничтожности соглашения об уступке права требования является неверным.

Реализация права, полученного в порядке суброгации, не связана с наличием лицензии на осуществление страхования. Законодательство не содержит запрета на уступку права требования , полученного на основании статьи ГК РФ. Несостоятелен и вывод суда о том, что уступка данного права страховщиком третьему лицу может негативно повлиять на финансовую устойчивость страховщика. Как видно из материалов дела, за уступленное право требование страховщик в соответствии с соглашением об уступке права требования получил встречное имущественное предоставление от цессионария.

Более того, пунктом 1 статьи Кодекса предусмотрена возможность исключения соглашением сторон возможности перехода к страховщику права требования в порядке суброгации. Это свидетельствует о том, что законодатель не связывает получение страховщиком права требования в порядке суброгации с обеспечением его финансовой устойчивости.

Поскольку судом не проверялся размер требования к ответчику, дело было направлено на новое рассмотрение. Соглашение об уступке права требования , предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право, не противоречит законодательству. Акционерное общество цессионарий обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью цеденту о признании заключенного между ними соглашения об уступке права требования ничтожным, сославшись в обоснование заявленного требования на то, что предметом данного соглашения является будущее право; это противоречит параграфу 1 главы 24 Кодекса.

Согласно материалам дела между истцом и ответчиком заключено соглашение об уступке права требования , в соответствии с которым ответчик обязался уступить цессионарию право требование на оплату продукции, которая будет им продана в будущем. При этом стороны определили, что данное право перейдет от цедента к цессионарию в момент его возникновения у цедента. Решением суда иск удовлетворен, спорное соглашение признано ничтожным. При этом суд сослался на пункт 1 статьи ГК РФ, в силу которого кредитором по сделке может быть передано право требование , принадлежащее ему на основании обязательства.

По мнению суда, это означает, что замена кредитора возможна только по обязательству, существующему на момент заключения соглашения об уступке права требования , и только в отношении прав требований , возникших к моменту заключения этого соглашения. Суд апелляционной инстанции решение суда отменил, в иске отказал по следующим основаниям. Действующее законодательство не только не содержит запрета на оборот будущих прав, а, наоборот, в ряде случаев прямо регламентирует сделки, имеющие предметом исполнения будущее право.

Так, пунктом 6 статьи Кодекса предусмотрена возможность залога требований, которые залогодатель приобретет в будущем. В силу пункта 2 статьи ГК РФ договор купли-продажи может быть заключен в отношении товара, который продавец приобретет в будущем. При этом согласно пункту 4 статьи ГК РФ положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав.

Исследованное судом соглашение об уступке права требования по существу является соглашением о купле-продаже будущего права требования на оплату поставленной продукции.

Содержание и характер данного права не позволяют сделать вывод о неприменении к отношениям сторон указанного соглашения нормы о купле-продаже. Оценив ссылку суда на пункт 1 статьи Кодекса, суд апелляционной инстанции счел ее неверной. Как следует из спорного соглашения, являющееся предметом данного соглашения будущее право требование перейдет к цессионарию лишь после возникновения этого права требования у цедента. Таким образом, положения указанной нормы ГК РФ, устанавливающей возможность передачи кредитором по сделке принадлежащего ему на основании обязательства права требования другому лицу, спорным соглашением не нарушены.

Уступка части права требования по обязательству, предмет исполнения по которому делим, не противоречит законодательству. Цессионарий обратился в арбитражный суд с иском к покупателю должнику о взыскании задолженности за переданный по договору купли-продажи товар.

Согласно материалам дела общество с ограниченной ответственностью продавец в соответствии с договором купли-продажи передало ответчику покупателю на согласованных сторонами условиях определенный товар. Однако покупатель переданный ему продавцом товар не оплатил.

Впоследствии продавец цедент уступил истцу определенную часть права требования к должнику на оплату переданных по договору купли-продажи товаров, в остальной части права сохранились у цедента. При этом, как было установлено судом и не оспаривалось ответчиком, продавец свои обязательства по договору купли-продажи исполнил надлежащим образом.

Суд признал соглашение об уступке права требования недействительным, полагая, что уступка права требования в соответствии с положениями параграфа 1 главы 24 ГК РФ влечет полную замену кредитора в обязательстве, и, следовательно, она допустима только при условии, если к новому кредитору переходят в полном объеме все вытекающие из обязательства права.

Суд кассационной инстанции решение суда отменил, иск удовлетворил по следующим основаниям. В соответствии со статьей Кодекса, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Данная норма является диспозитивной и допускает возможность установления договором регулирования, отличного от определенного ею общего правила. Поэтому первоначальный кредитор, если предмет обязательства, из которого уступается право требование , делим, вправе уступить новому кредитору принадлежащее ему право требование к должнику как полностью, так и в части.

В данном случае уступка части права требования была осуществлена по денежному обязательству, которое является делимым. В другом случае арендодатель обратился с иском в суд к арендатору и индивидуальному предпринимателю о признании недействительным договора о создании общества с ограниченной ответственностью, заключенного между ответчиками, в части, устанавливающей обязательство арендатора по внесению арендных прав в качестве вклада в уставный капитал создаваемого общества.

Ответчики просили в удовлетворении требования отказать, полагая, что оспариваемое условие договора соответствует пункту 2 статьи ГК РФ, предусматривающему право арендатора на внесение с согласия арендодателя арендных прав в уставный капитал хозяйственных обществ, согласие арендодателя было получено. Не оспаривая факта своего согласия, истец настаивал на удовлетворении требований, считая, что спорное условие противоречит положениям главы 24 ГК РФ и пункту 2 статьи Кодекса.

По мнению истца, в уставный капитал создаваемого общества арендные права могли быть внесены только при условии передачи арендатором обществу права пользования в отношении всех предоставленных ему по договору аренды помещений. Арендатор же передал обществу арендные права только в отношении трех из пяти нежилых помещений, предоставленных по договору аренды, сохранив за собой право пользования в отношении оставшихся.

Суд, рассмотрев материалы дела и установив наличие согласия арендодателя на передачу арендатором обществу арендных прав в отношении трех помещений, в удовлетворении иска отказал.

ВС РФ разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

Промсвязьбанк уступил права требования по кредитам неплатежеспособного должника компании, которая сама вскоре была признана банкротом. Ее управляющий пошел в суд оспаривать договор цессии и добился своего в кассации округа. Но у экономколлегии ВС оказалось иное мнение по этому вопросу. Конкурсный управляющий "Отечество-Агро" потребовал в суде признать недействительным договор цессии с Промсвязьбанком от года. Все это причинило убытки "Отечество-Агро", который из-за этого не смог расплатиться с другими кредиторами.

Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Банк выдал компании кредит, обеспеченный поручительством, а в преддверии ее банкротства уступил права требования новому кредитору, которого тоже вскоре признали банкротом. Конкурсный управляющий нового кредитора попытался оспорить цессию, настаивая на том, что банк специально провернул такую схему, чтобы получить деньги в обход других кредиторов. Компания-заемщик заключила с банком два кредитных договора, по условиям которых она получила почти 54 млн руб. Оба кредита были обеспечены поручительством генерального директора заемщика, а также еще одной организации.

ВС: как надо оспаривать цессию в преддверии банкротства должника

В марте г. Поскольку претензия осталась без удовлетворения, компания обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным. При этом суд указал, что из положений ст. Также суд отметил, что в соответствии с п. Кредитором в подтверждение наличия задолженности должника вступивший в силу судебный акт не представлен. Апелляция и окружной суд поддержали позицию суда первой инстанции, отметив, что соглашение между должником и новым кредитором не предусматривает переход к последнему права требования по кредитному договору от банка. Рассмотрев материалы дела, ВС отметил, что в данном случае для обращения с заявлением о банкротстве должника кредитору не требовался судебный акт о взыскании задолженности по обязательству из кредитного договора, поэтому его заявление не могло было быть отклонено по приведенным судами мотивам. В таких случаях согласно п. По общему правилу требование первоначального кредитора переходит к новому в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода требования п. Верховный Суд напомнил, что по смыслу абз.

Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца. Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга — замена должника гл. В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников.

.

.

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: О ЧЕМ УМАЛЧИВАЮТ ПРИ СПИСАНИИ ДОЛГОВ 2019 - БАНКРОТСТВО ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ

.

.

в рамках дела о банкротстве должника банк обратился с цедент обязался уступить цессионарию права требования к заемщику - обществу с Пунктом договора предусмотрено, что в случае неисполнения.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 5
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. inilbo1992

    Блин,ну петь с таким дефектом речи не стоило.За инфу спасибо!

  2. ilsihy

    А как с налогом про старые авто?/

  3. Фелицата

    Чиновник служит своему начальнику.это принцип вассалитета. А рядовой народишко.туп и социально пассивен. А если протестует, то как в Хохляндии.хохлячий бунт бессмысленный и беспощадный! На этом уровне развития общества коррупцию не победить. Даже те кто имеет деньги и знания сидят по норам. Про остальной скот и говорить нечего. Нет самоорганизации. Как кавказцы в армии. пусть хоть так.по-деревенски.

  4. Эрнст

    Здравствуйте , есть наболевший вопрос наверно всех жителей нашей страны у кого есть маленькие дети, и кто является налогоплательщиком! почему не возможно отправить ребенка в садик для того чтобы жена смогла выйти на работу , вечные очереди в дет садах это законно?

  5. Наталия

    Классный трек, только какой-то упырь на фоне что-то бубнит

© 2018-2021 stroyindex40.ru